Не бояться трудностей, а изучить их и бороться с ними

Нейрохирург Алик Костоев Нейрохирург Алик Костоев

Алик, расскажи, пожалуйста, немного о своей семье? Повлияло ли на твое решение связать свою жизнь с медициной то, что твои родители медики?

- У меня большая семья – нас 9 человек. Мои родители и три мои сестры медики. Каждый из детей мог выбрать профессию по душе, родители не настаивали, чтобы мы шли по их стопам. Но вместе с тем мы должны были понимать, что выбор это как право, так и обязанность. Я бывал у отца на работе и это, конечно, отложило какой-то отпечаток, но у меня были разные мечты и желания, я хотел быть и космонавтом, и актером. К классу восьмому я точно решил, что стану врачом. Уверен, что это по зову сердца так получилось. Когда отец спросил, куда я хочу пойти, я сказал, что только в медицинский.

- Где ты получил образование?

- В 2001 году я окончил медицинский факультет Петрозаводского Государственного университета.

- Где началась твоя карьера? Расскажи о своем карьерном пути.

- Первые 10 лет после окончания университета с 2001 по 2011 год я работал в Республиканской больнице в Назрани. Не смотря на то, что я проработал врачом достаточно долго, я стал задумываться действительно ли это то, что мне нужно, поэтому я решил, что мне надо уходить в другую область. Можно сказать, что это был своего рода кризис. Но нашлись люди, которые мне сказали, что не надо сжигать все мосты, и я перешел работать в Малгобекскую районную больницу, где и проработал с 2011 по февраль 2016 года. Об этом я совершенно не жалею, во всем есть свои плюсы и минусы, но плюсов все же больше. Сейчас я вернулся в Назрань.

- Расскажи про свою стажировку в Финляндии?

- В мае 2015 года я проходил стажировку в городе Хельсинки в университетской клинике. В Финляндии очень сильная школа нейрохирургии, там работает профессор с мировым именем Юха Хернесниеми, там лечат пациентов с различными патологиями. Мы ассистировали операции, практически все операции проходят под микроскопом, патологии разные, в основном это опухоли головного мозга, сосудистые аневризмы, в общем, лечат различные проблемы. Увидел там подходы именно финских нейрохирургов, что-то для себя узнал, туда, конечно, нужно приезжать уже с определенным опытом, наблюдаешь, как они это делают и как можно лучше сделать.

Какая патология выявляется чаще всего? С чем это связано?

- Учитывая, что у нас в сентябре открылось отделение нейрохирургии, работать приходится с разной патологией, большинство из них – это черепно-мозговые травмы, остеохондрозы с грыжами, переломы позвоночника, гидроцефалия детская очень часто встречается, ну, и опухоли мозга мы тоже оперируем. Единственное, что мы не оперируем, это проблемы с сосудами, аневризмы и т.д., но у нас в планах оперировать и их тоже, скоро мы приобретем специальный операционный микроскоп, нам оборудуют свою нейрохирургическую операционную, и мы начнем внедрять и эти методики лечения. Черепно-мозговые травмы в большом количестве - это автодорожные травмы, бытовые травмы, реже встречаются драки, побои.

— Бывают ли какие-нибудь уникальные и редкие случаи, интересные заболевания?

- Сложно сказать, что можно назвать уникальным случаем. У нас был ребенок с огнестрельным ранением в голову, шальная пуля случайно попала ему в голову, она зашла в лоб и дошла до затылочной кости и при этом ребенок в ясном сознании.

— Появились ли новые направления в нейрохирургии за последние годы?

- У нас широко стали применяться шунтирующие операции при гидроцефалии у детей и взрослых. Мы начали внедрять операции при травмах позвоночника, это фиксация позвоночника специальными винтами, недавно мы провели успешно операцию с переломом второго поясничного позвонка, через несколько дней после операции пациент встал. Также делаем пластику посттрепанационных дефектов титановыми новыми сетками, раньше не было возможности исправлять дефекты черепа, приходилось отправлять пациентов за пределы Республики. Грыжи межпозвонковых дисков стали удалять, и недавно мы оперировали пациента передним доступом, то есть через живот, тоже очень хорошая методика, раньше мы ее не применяли, теперь будем оперировать и таким способом.

— В отделение нейрохирургии есть платные услуги или все бесплатно?

- Нужно отдать должное нынешнему руководству, стараюсь быть объективным, все услуги оперативного плана, винты, о которых я говорил, это все предоставляется для пациентов бесплатно, в рамках обязательного медицинского страхования. Пациент приходит, мы его оперируем, он нам ничего не должен и, получив всю необходимую помощь на высоком уровне, спокойно выписывается домой.

— Обращаются ли врачи из вашего отделения за консультацией к врачам из-за границы?

- У врачей из-за границы свои методики и свои подходы, честно говоря, не часто. В основном мы общаемся со специалистами из России, со своими коллегами, которые всегда готовы помочь, делятся советами, а бывает иногда даже приезжают на помощь.

- Ты как врач одобряешь увлечение медиков новыми технологиями в медицине?

- Конечно, одобряю! Учитывая, что мы идем вперед, медицина развивается, постоянно внедряются какие-то новые методики лечения, апробированные, разрешенные, и не признавать эти методики и плестись в хвосте это значит не идти в ногу со временем, не использовать последние достижения медицины - глупо.

— Какова сейчас ситуация в медицине в целом по твоему мнению?

- Мое личное мнение, с одной стороны, мы внедряем новые технологии и есть возможность работать с различными патологиями, а, с другой стороны, всеобщий российский кризис тоже сказывается. Мы знаем, что бюджет здравоохранения урезается, проводятся какие-то реформы, часто, на мой взгляд, ущербные для медицины, в общем, двоякая ситуация.

- Помнишь ли ты своего первого пациента?

- Первый пациент, которого я оперировал самостоятельно, был пациент с инсультом из Малгобека. Оперировал я его три с половиной часа, очень нервничал и волновался, но в итоге я его все же прооперировал самостоятельно.

— Какова зарплата нейрохирурга? Можно ли ее назвать достойной?

- Могу ответить честно, нет, конечно, достойной ее назвать нельзя.

- Ошибки были в практике?

- Ошибки бывают у каждого врача, в той или иной степени, к сожалению, от них никто не застрахован. Застрахован тот, кто ничего не делает, а у остальных они у всех бывают. Халатности у меня никогда не было, а ошибки были.

- Разочарование в профессии наступало когда-нибудь?

- Да, у меня было разочарование спустя десять лет от начала работы, были даже мысли полностью уйти из медицины, посвятить себя чему-нибудь другому, где меньше моральных и физических затрат, больше прибыли. Скорее всего, это связано с социальной необустроенностью, с постоянной нехваткой финансов, но я переборол в себе это. Я проработал несколько лет в Малгобекской районной больнице и потом вернулся обратно в Республиканскую больницу, так что разочарования, к сожалению, у меня были.

- Наверняка ты следишь за развитием медицины в мире. Алик, на твой взгляд, нейрохирургия в России и за рубежом идут на равных или мы отстаем? Может, в чем-то опережаем?

- Я видел нейрохирургию в Финляндии, Германии, в ведущих центрах России. Могу с уверенностью сказать, что мы точно не отстаем в плане применения каких-то инноваций, современных разработок, но в плане финансирования и организации наша медицина, конечно, страдает, то есть в этих капиталистических развитых странах организация работы и финансирование намного качественнее, чем у нас.

- Истина такова, что хирургия крайняя степень в лечении. Бывают ли у тебя сомнения перед операцией, а нужно ли вообще резать?

- Для того, чтобы таких сомнений было как можно меньше, существуют современные методы лечения. У нас они имеются, это компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, клиническое обследование пациента, объективное, тоже не потеряло силу. Иногда, конечно, бывают сомнения, но больше я назвал бы это все-таки не сомнением, а напряжением, то есть хирург напряжен до операции, во время операции, после операции, конечно, элемент напряжения существует у любого нормального думающего хирурга. Сомнений нужных или не нужных не бывает, сейчас стало с этим проще, так как появились современные методы обследований.

- Мы, в первую очередь, верующие люди, как помогает тебе вера в твоей работе?

- Вера, на самом деле очень сильно помогает. Каждый раз перед операцией я молюсь, читаю свои любимые суры - «Аль-Фатиха», Аят «Аль-Курси», сура Аль-Фаляк . Когда я читаю эти молитвы, я морально настроен, спокоен. Я прошу у Всевышнего, чтобы Он помог мне сделать все от меня зависящее для улучшения состояния здоровья пациента, и это сильно помогает, это бесспорно.

- А есть такие друзья в жизни, те, кому ты можешь позвонить в любое время дня и ночи и просто поговорить?

- К счастью у меня есть настоящие друзья с кем я могу поделиться - это мой лучший друг Муса Мартазанов. Я знаю, что я могу позвонить ему в любое время, и он всегда поймет меня и поддержит. Бывает так, что он скажет, когда я не прав и что нужно сделать для исправления ситуации. Конечно, как в той песни «друзей и денег не бывает много», есть настоящие друзья, хоть и немного, мне кажется, что их много и не должно быть, с этим у меня все в порядке.

- Как ты относишься к народной медицине?

- Отношусь неплохо, если народная медицина идет как компонент в общем лечении. Отбросить все достижения медицины и заниматься только народной медициной, на мой взгляд, неправильно, и может привести к плачевным результатам. Если случай бывает очень лёгким, и врач считает, что обычными препаратами лечиться не нужно, как компонент общей терапии очень даже неплохо, но не основополагающая.

- Мужчины плачут?

- Я думаю, сильные люди могут себе это позволить. Плач это такое же проявление эмоций, как и все остальные, конечно, если это переходит в привычку, и ты плачешь по поводу и без повода, это ненормально. Горе, смерть, тяжёлый диагноз часть моей работы и, к сожалению, очень много людей приходит с серьезными диагнозами. Я уже один раз уже подпортил себе здоровье чрезмерными переживаниями, то есть я хочу сказать, что проживать с каждым пациентом его болезнь, забывая о том, что это твоя работа, наверное, все-таки не есть хорошо. Основная моя задача как врача, это сделать все зависящее от меня, чтобы пациенту стало лучше, это идеал, к которому я стремлюсь, но иногда он дает сбой, бывает, что и плачу, но не часто.

- Чтобы ты поменял в системе медицины в Ингушетии?

- Если говорить глобально, то медицина нуждается в серьезных реформах. Я бы ввел платные услуги с жестким контролем, дополнительное медицинское страхование, когда человек за деньги может получать дополнительные услуги, повышенный комфорт в обслуживании. К сожалению, наша работа переходит или уже перешла в разряд сервиса, судя по требованиям, которые нам предъявляют современные нормативы и стандарты. Ввести хорошие частные клиники, но опять же, эти клиники должны иметь договора с медицинскими страховыми компаниями для того, чтобы пациенту не приходилось все платить самому, а чтобы значительную часть его расходов покрывали страховки. Важно, чтобы это не было коррумпированно, я видел такие системы в Европе, это очень правильная система, которая дает свои результаты.

- А врач может сам себя диагностировать и лечить?

- Может, но мне кажется, там будет высокая доля субъективизма, потому что самого себя оценивать крайне сложно. Мне кажется, врачей, которые могут себя оценивать трезво и объективно, наверное, немного - единицы.

- Даже самый лучший врач вряд ли живет одной медициной. Что еще в твоей жизни может конкурировать с нейрохирургией?

- Надеюсь, это не прозвучит пафосно, но с нейрохирургией в моей жизни ничего не может конкурировать, если говорить о специальности. Хочется мне или нет, но нейрохирургия отнимает у меня очень много времени, иногда бывает обидно, что у меня не хватает времени на собственную семью, но такой удел у многих врачей. В свободное время, которого у меня практически нет, общаюсь с друзьями, люблю писать картины, книги, стихи. Книга у меня одна - это фантастический роман, она еще не издана, уже 5-6 лет не могу ее закончить, но надеюсь, что я ее все-таки закончу.

- Твой выходной, какой он?

- В последнее время у меня практически нет выходных, раньше еще были, я отсыпался, ходил к друзьям в гости, но последние 2-3 месяца иногда дежурство приходится на выходные. Иногда просто отсыпаюсь и иду на работу, когда что-то нужно сделать, особенно, когда есть тяжелобольные, в общем, практически мои выходные проходят на работе.

- Что ты любишь из кино, книг?

- Самый любимый жанр фантастика, я люблю фантастические фильмы и книги, но не такая глупая фантастика, где все невероятно, а научная фантастика.

- Как ты справляешься с плохим настроением?

- Общаюсь с семьей и друзьями, делаю покупки (что-то из одежды), тогда плохое настроение начинает мешать и просто уходит.

- Много интересных встреч было в твоей жизни? Какая из них больше всего запомнилась?

- Я по жизни встречался со многими людьми. Я был в Йемене, Финляндии, Германии, Норвегии, Эстонии, встречал совершенно разных людей - богатых, бедных, образованных и наоборот, и каждый человек на моем пути мог дать то, что было для меня новым, интересным, но неизгладимые впечатления в профессиональной деятельности на меня оказала встреча с профессором Юха Хернесниеми. Он был настолько простым, добрым и доступным человеком, чем вызывал неподдельное восхищение и уважение, и при всем этом он профессионал с большой буквы, и что мне в нем очень сильно нравилось, несмотря на то, что он человек с мировым именем, он запросто мог сесть рядом, выпить кофе, поговорить, пошутить, разумеется, это, конечно, все в рамках приличия. Я его очень уважал, и он ко мне очень хорошо относился как к стажеру, и благодаря ему я понял, что все-таки истинная доброта должна быть простой, что человек должен быть доступным, высокомерие это же грех, и нужно относится к людям проще. Конечно, это не всегда удается, я часто слышу о себе со стороны, что я высокомерный, несмотря на то, что стараюсь быть доступным для всех. Иногда, к сожалению, твою доброту воспринимают как глупость и пытаются вытирать о тебя ноги, в такие моменты мое добро показывает кулаки, я стараюсь дать понять, что я простой, но не «простак».

- Ты хотел бы, чтобы твои дети пошли по тому же пути, что и ты, то есть посвятили свою жизнь медицине, и принципиально ли это для тебя?

- Возможно, я не слишком ортодоксальный ингуш, но я стараюсь не навязывать что-то своим детям, пытаюсь дать им право выбора. Конечно, нужно быть строгим, чтобы дети учились, они же любят отлынивать от учебы, но я им сказал, что их выбор будет одобрен, и для меня не принципиально, будут они врачами или нет. К сожалению, в России врач в данный момент переживает тяжелые времена, мы из разряда элиты вошли в разряд обслуживающего персонала, может, это звучит грубо, но так и есть. На самом деле, если у нашей медицины будет хорошее светлое будущее, я на это надеюсь, я хотел бы, чтобы кто-то из них стал врачом, но опять же право выбора за ними.

- Твой жизненный девиз?

- Не бояться трудностей, а изучить их и бороться с ними

- Есть мечта?

- Стать суперпрофессионалом в своей специальности, ездить по миру, обмениваться опытом с коллегами.

- Твои пожелания в адрес твоих коллег

- Упорной работы с пациентами и над собой, удачи и вдохновения!

00:45
1092

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Связаться с администрацией
Связаться с администрацией
Связаться с администрацией
Халяль Инфо Групп - интернет-портал © 2017
Вверх страницы
Вниз страницы